Site icon Полезные статьи от iTrex

Идеи великой танцовщицы Айседоры Дункан в переводе на язык революции

Что известно об Айседоре Дункан? В основном, всё что связано с  русским поэтом Сергеем Есениным.  А ещё  то, что Айседора была основоположницей нового направления в хореографии – пластической школы «танца модерн» – танца будущего.

В 1921 году нарком просвещения РСФСР Луначарский официально предложил Дункан открыть танцевальную школу в Москве, пообещав финансовую поддержку. Дункан была переполнена радужных планов по поводу жизни и творчества в новой, свободной от предрассудков и отметающей всё старое стране большевиков. Айседора Дункан приехала в Москву в конце июля того же года и сразу занялась организацией школы–студии для детей рабочих.

Но несмотря на правительственную поддержку, в послереволюционной России Дункан столкнулась с различными проблемами. В первую очередь, отличалось понимание сути и идей обучения. Все то, что  она стремилась выразить языком искусства, местные власти переводили на “свой” вписывающийся в идеологию того времени язык.

Вот, например, как в одной из историй из “Дневника моих встреч” замечательного русского художника Юрия Анненкова описана первая встреча Айседоры Дункан со своими будущими ученицами. Айседора Дункан практически не знала русского языка, поэтому в общении ей помогал переводчик – политрук школы.

«Захваченная коммунистической идеологией Айседора Дункан приехала в 1921-м году в Москву. Малинововолосая, беспутная и печальная, чистая в мыслях, великодушная сердцем, осмеянная и загрязненная кутилами всех частей света и прозванная «Дунькой» в Москве, она открыла школу пластики для пролетарских детей в отведенном ей на Пречистенке бесхозяйном особняке балерины Балашовой, покинувшей Россию.

Прикрытая легким плащом, сверкая пунцовым лаком ногтей на ногах, Дункан раскрывает объятия навстречу своим ученицам: ребятишки в косичках и стриженные под гребенку, в драненьких платьицах, в мятых тряпочках, с веснушками на переносице, с пугливым удивлением в глазах. Голова Дункан наклонена к плечу, легкая улыбка светит материнской нежностью.

Тихим голосом Дункан говорит по-английски:

— Дети, я не собираюсь учить вас танцам: вы будете танцевать, когда захотите, те танцы, которые подскажет вам ваше желание. Я просто хочу научить вас летать, как птицы, гнуться, как юные деревца под ветром, радоваться, как радуется майское утро, бабочка, лягушонок в росе, дышать свободно, как облака, прыгать легко и бесшумно, как серая кошка…

Переведите, – обращается Дункан к переводчику и политруку школы, товарищу Грудскому.»

Вот, как звучал перевод:

«— Детки, — переводит Грудский, — товарищ Изидора вовсе не собирается обучать вас танцам, потому что танцульки являются пережитком гниющей Европы. Товарищ Изидора научит вас махать руками, как птицы, ластиться вроде кошки, прыгать по-лягушинному, то-есть, в общем и целом, подражать жестикуляции зверей…»

Тем не менее, организованная Айседорой Дункан студия (Государственная школа) танца для детей просуществовала до 1949 г. После отъезда в 1924 г. Айседоры за границу школу возглавила ее приемная дочь, ученица и последовательница дела великой танцовщицы Ирма Дункан.

Exit mobile version