Site icon Полезные статьи от iTrex

«Хоббит, или туда и обратно»: вселенная гениального Дж. P. Р. Толкина

Изображение с сайта pixabay

21 сентября 1937 года была впервые опубликована повесть английского писателя, лингвиста и переводчика Джона Рональда Руэла Толкина «Хоббит, или туда и обратно» (англ. The Hobbit, or There and Back Again). Мы в Бюро переводов iTrex, конечно, не могли пройти мимо этой даты…

Первый тираж повести насчитывал 1500 экземпляров. Он буквально разлетелся за пару месяцев, и уже к Рождеству был напечатан второй тираж на 2300 экземпляров. В следующем году книга была издана в США, где за год было продано более 5000 экземпляров.

Примечательно, что сам Толкин изначально не считал, что «Хоббит» представляет какой-либо интерес, и не собирался издавать его. Переубедили Толкина его близкий друг Клайв С. Льюис и Райнер Анвин, которому отец, руководитель издательства Allen & Unwin, показал рукопись. А когда книга получила столь ошеломляющий успех, издатели попросили написать продолжение повести. Книги Толкина сделали практически незаметный прежде жанр фэнтези одним из самых популярных в современной литературе, а Толкина стали называть «отцом» современной фэнтези-литературы.

Джон Рональд Руэл Толкин. Оксфорд© Bodleian Library, Oxford / Fine Art Images / DIOMEDIA

Толкин был лингвистом, специализировался на древнеисландском и англо-саксонском (древнеанглийском) языках, преподавал готский и валлийский. Кроме того, он придумал и создал несколько собственных языков на основе реальных. Эти языки Толкин начал сочинять еще в школе, а в студенческие годы пробовал писать на них поэтические произведения.

Глубокие языковые знания и опыт перевода литературных произведений помогли Толкину придумать два эльфийских языка — квенья на основе финского и синдарин на основе валлийского. Впоследствии он создал также языки валарин и кхудзул, впрочем, менее проработанные. Толкин рассказывал, что, создавая новые языки, всегда думал о том, в каком мире на них говорили бы.

Кроме всего, Толкин был глубоко религиозным человеком, и творчество, так же как и мифотворчество, было для него соучастием в божественном акте творения мира. В 1931 году на одной из своих лекций в Оксфорде, Толкин скажет, что язык — это организм, схожий с мифологией. Сначала автор придумывает свою мифологию, а потом она берет над ним шефство, пленяет его и направляет его фантазию. Придумывание языка — это лишь отправная точка. Орудием выступает не язык, а созданный сюжет; не язык создается для сюжета, а сюжет для языка.

Несмотря на тесную связь с древними сказаниями, языками, историей, литературой, философией и богословием, мир, придуманный Толкином, существует как отдельное и самостоятельное целое. Создавая свой собственный мир, автор использовал древнеисландские саги, писания короля Альфреда, поэзию средневекового Херфордшира.

Так, главные сюжеты и второстепенные детали, взяты из германо-скандинавских и англосаксонских сказаний. Сюжет о похищении чаши, которое пробудило дракона от долгой спячки, взят из второй части древнеанглийской поэмы «Беовульф» и оказывается основным не только в «Хоббите», но и во «Властелине колец». Кольцо как образ тоже было заимствовано из скандинавской и германской мифологии, где это традиционный символ власти.

В 2019 году вышел художественный фильм про Толкина, где, конечно, большое внимание уделено тому, как он относился к языкам и придумывал свои миры. Посмотрите трейлер этого фильма:

Чтение Толкина — это не бегство от действительности. Это способ взглянуть другими глазами на окружающий мир, увидеть в нем забытую красоту, подлинную святость, внутреннее благородство и отделить настоящее от ненастоящего. Он вдохновляет, воодушевляет, рождает стремление сделать мир лучше. Одну только фразу волшебника Гэндальфа “вырвать корни зла на полях, по которым мы ходим” можно трактовать как миссию человека в реальном мире.

Толкиновские книги трудно передать на другом языке. Сам писатель радовался новым переводам — он ведь и сам был переводчиком — и по мере сил помогал переводчикам, объясняя неочевидные происхождения имен и названий. Он даже составил памятку для переводчиков, где подробно разъяснил, как лучше всего обращаться с его текстами. В своем наставлении переводчикам Толкин пишет, что важно отделять языки Средиземья и вестрон (общее наречие, язык автора и переводчика): «Таким образом можно отличить те корни современного английского, которым следует подобрать эквиваленты в языке перевода, сохраняющие исходный смысл и имеющие по возможности архаичное или необычное звучание»

А вот к экранизациям относился весьма негативно и воспринимал в штыки. (Может быть в том числе поэтому достойных экранизаций практически не было?) Фанаты Толкина, которых в мире до сих пор огромное множество, годами продолжают спорить о том, как толковать ту или иную фразу, как перевести то или иное имя.

Автор великолепно разбирался в тонкостях художественного перевода, особенно когда речь шла об эпических и мифологических произведениях. Он не раз выступал с критикой относительно работ других переводчиков, замахнувшихся на величайшие произведения, например того же «Беовульфа». Особенно он критиковал, как переводчики небрежно перекладывали древние письмена на современный, слишком гладкий язык, и призывал обращать более пристальное внимание на авторские художественные образы.

В свое время BBC выпустила документальный фильм “Толкин в Оксфорде”, который можно посмотреть в переводе на русский: https://www.youtube.com/watch?v=gxKxceK8CkA (видео доступно к просмотру только на youtube).

Книги Толкина переведены на многие языки мира. Так повесть «Хоббит, или туда и обратно» была переведена более чем на 50 языков. История переводов Толкина на русский язык началась довольно поздно. Первым переводом стал «Хоббит» Наталии Рахмановой, вышедший в 1976 году. Для иллюстраций первого русского издания прообразом хоббита стал актер Евгений Леонов.

Актеру понравился такой выбор, и он даже прочел отрывок из книги на камеру. Этот перевод до сих пор считается одним из наиболее литературных, хотя их вышло больше десятка.

Идеальный перевод для таких многоплановых книг, конечно, вряд ли возможен. Всегда что-то останется за кадром, что-то будет привнесено переводчиком, а что-то в переводе сильно поменяется. И всегда будут поводы критиковать переводчиков таких книг. Однако сама смелость браться за перевод столь сложных произведений несомненно достойна уважения.

——-
Ну а в подписи мы просто скромно напомним, что хорошие книги тоже переводим. И делаем это внимательно и с большим уважением к оригинальному тексту. Если будет нужно — пишите, обсудим

И, если понравился этот пост, подписывайтесь на нас. Будет еще много интересного 🙂

Exit mobile version