Интересное и важное о языках

О диалектах русского языка («Семья и школа», Л.И.Скворцов, 1963 г.)

Возвращаемся к теме диалектов русского языка, но на этот раз, как и обещали, будем чуть серьезней. Поэтому делимся с вами статьей советского и российского лингвиста, писателя и доктора филологических наук Льва Ивановича Скворцова о словах-диалектизмах. Статья эта была опубликована в журнале «Семья и школа» в 1963 году (уже 56 лет прошло, представляете? Интересно, сильно ли изменились упоминаемые автором диалекты?..)

(Ниже, как обычно, – выдержки из статьи, а полная версия здесь).


Многие из нас, особенно те, кому приходилось жить в разных областях страны, замечали, конечно, что живая русская речь имеет местные отличия.

Лев Иванович Скворцов

В Ярославской, Архангельской, Ивановской областях и в Верхнем Поволжье люди «окают» (произносят кОнец, пОшёл, стОит). При этом ударение они ставят правильно, но в безударном положении произносится четкое, круглое «О».
В некоторых новгородских и вологодских деревнях «цокают» и «чокают» (говорят «цай» вместо чай, «курича» вместо курица и т. д.).
В селах Курской или Воронежской областей можно услышать «яканье» (село и беда произносят там как «сяло», «бяда»), особое произношение согласных звуков («усе» вместо всё, «лауки» вместо лавки и т. п.).

Знатоки русских говоров, специалисты-языковеды на основе характерных языковых черт — иногда очень тонких, малозаметных — легко устанавливают область или даже село, откуда приехал человек, где он родился. Такие местные отличия имеются во многих языках и составляют основу тех единств, которые в науке о языке называются диалектами или говорами.

Современные говоры русского языка распадаются на два основных наречия.
К северу от Москвы бытует севернорусское (или северновеликорусское) наречие. Оно характеризуется многими чертами, в том числе «оканьем» и твердым произношением глагольных окончаний в 3-м лице ед. числа: идёт, несёт и т д.
К югу от Москвы наблюдается южно-русское (или южновеликорусское) наречие. Для него характерно «аканье» и мягкое произношение тех же глагольных окончаний: идёть, несёть и т. д.

…говоры (или диалекты) — явление историческое. Специальная историко-лингвистнческая наука диалектология на основании тщательного изучения говоров восстанавливает картины древнего состояния языка, помогает вскрыть внутренние законы языкового развития.

…оценивать говоры как «местные искажения» русского языка нельзя. Система каждого говора (особенности произношения, грамматического строя, словарного состава) обладает большой устойчивостью и, действуя в пределах ограниченной территории, является общепринятым для этой территории средством общения; так что сами носители говора (особенно из числа пожилых людей) пользуются им как привычным с детства и отнюдь не «искаженным» русским языком.

Почему же все-таки диалектная речь характеризуется иногда как испорченная литературная? Это объясняется тем, что в словарном отношении общелитературный язык и диалекты во многом совпадают (исключение составляют «непереводимые» диалектизмы: названия своеобразных предметов быта, одежды и т. п.), тогда как «внешнее оформление» (звуковое, морфологическое) обычных слов в том или ином диалекте необычно. Эта необычность известных, общеупотребительных (как бы просто «исковерканных») слов в первую очередь и обращает на себя внимание: «угурец» или «игурец» (вместо огурец), «рукам», «граблям» (вместо руками, граблями), «спелый яблок» (вместо спелое яблоко) и т.п. Понятно, что в литературном языке подобные диалектизмы всегда рассматривались как нарушения нормы.

Может возникнуть вопрос: а нет ли опасности для живой русской речи из-за такого широкого распространения в ней диалектизмов? Не захлестнет ли диалектная стихия наш язык?
Такой опасности не было и нет. Несмотря на обилие диалектных отклонений, все они носят местный характер. Не надо забывать, что на страже речевой культуры стоит литературный русский язык — хранитель и собиратель языковых ценностей народа во все периоды его истории.

В связи с историческими изменениями в жизни и быте нашего народа местные говоры русского языка исчезают. Они разрушаются, растворяются в литературном языке, который получает все большее распространение. В наши дни к литературному русскому языку — через печать, книги, радио, телевидение — приобщились широчайшие массы. Характерной чертой этого активного процесса является своеобразное литературно-диалектное «двуязычие». Например, в школе на уроках ученики говорят, ориентируясь на литературный язык, а в кругу семьи, в беседе со старшими или между собой, в общественной обстановке пользуются местным говором, употребляя в речи диалектизмы.

Интересно, что сами говорящие отчетливо ощущают свое «двуязычие».

«У школы на станции Конотоп, — рассказывает читатель, — парни и девушки, ученики 10-го класса, обходя топкое место, говорили друг другу: «Иди сюдою» или «иди тудою», или «иди за-на мною». Я спросил их: «Так ли вы напишете?» — «Как?» — «Да вот так — сюдою, тудою, за-на мною?» — «Нет, — отвечают, — мы так говорим, а писать будем —туда, сюда, за мной». Сходный случай описывает читатель П. Н Якушев: «В Клепиковском районе Рязанской области ученики старших классов средней школы говорят «он иде» вместо он идет, «провода у нас гутовалят» (т. е. шумят, гудят), «она одевана» вместо одета и т. д. Если спрашиваешь: «Почему так говорите? Разве так говорят по-русски?», то ответ обычно такой: «В школе мы так не говорим, а говорим дома. Так все говорят».

Литературно-диалектное «двуязычие» — важный промежуточный этап исчезновения, нивелировки (выравнивания) народных говоров. Веками сложившаяся языковая общность подчиняет себе речевую деятельность жителей той или иной местности. И, чтобы не мешать общению, не нарушать привычных речевых навыков, люди вынуждены в будничной обстановке, в обиходе говорить на диалекте — на языке дедов и отцов. Для каждого в отдельности человека такое двуязычие находится в состоянии неустойчивого равновесия: насколько человек «стесняется» в условиях родного диалекта говорить литературно, «по-городскому», настолько же стесняется он в городе или вообще в условиях литературной речи говорить по-своему, «по-деревенски».

…Нельзя, как думают некоторые, единым махом «искоренить» все говоры. Однако можно и нужно бороться с диалектными чертами, диалектизмами, проникающими в литературную русскую речь и засоряющими ее. Залог успеха в борьбе с диалектизмами—активное и глубокое овладение нормами литературного языка, широкая пропаганда культуры русской речи.

Диалектизмы употребляются писателями-реалистами обычно лишь для создания местного речевого колорита. В собственном авторском повествовании они появляются очень редко. И тут все зависит от мастерства художника, от его вкуса и такта. До сих пор остаются в силе замечательные слова М. Горького о том, что «местные наречия», «провинциализмы» очень редко обогащают литературный язык, чаще засоряют его, вводя нехарактерные, непонятные слова».

комментарии

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *